Детский нейрохирург Андрей Ляпин рассказал на суде о деньгах «за операции»

Во Фрунзенском районном суде Санкт-Петербурга во вторник, 6 февраля, прошло очередное заседание уже нашумевшего уголовного дела по обвинению во взяточничестве петербургских нейрохирургов – Андрея Ляпина и Павла Иванова. В этот раз присутствующие в зале могли выслушать позицию ключевого фигуранта Андрея Ляпина. Медицинский работник рассказал, как он делал операции и почему брал деньги за расходные материалы.

Перед показаниями Ляпина в суде выступил папа Лизы К., являющийся в процессе одним из свидетелей. Мужчина поведал о болезни своего ребенка и о том, как в 2018 году они с женой обратились за помощью к Андрею Ляпину, являвшемуся на тот момент заведующим нейрохирургическим отделением Детской городской клинической больницы № 5 им. Н.Ф. Филатова. До этого девочке было проведено три операции и установлен шунт. «Непонятно было, помогает ли шунт. Все врачи отказывались, Ляпин согласился его убрать», – пояснил Сергей К.

В этот раз Ляпин давал показания по операциям другому ребенку. Он честно признался, что хирургические вмешательства проводились не бесплатно. Правда, нейрохирург заявил, что деньги шли на приобретение дорогостоящих расходников, которыми наши больницы по ОМС и ДМС, к сожалению, не снабжаются.

«Методика не входит в ОМС. Но это щадящая методика», – рассказал Ляпин, продемонстрировав суду наглядное пособие – буклет, который, по его словам, перед операциями он показывал родителям детей, чтобы те понимали, как происходит хирургическое вмешательство и какие расходные материалы лучше использовать для минимизации рисков.

«Я сказал, что выбор остается за вами, не говорил, не обсуждал, что «это» намного лучше, а «это» мы не будем делать. Единственное, я сказал, что если мы выбираем диамезамбированные клипсы и твердую мозговую оболочку приклеиваем, то они – дорогие, они стоят 170 тысяч рублей. То есть, это комплект клипсов из шести штук и имплант. Они сказали, что проблем нет и документы им на покупку не нужны», – объяснил нейрохирург.

На вопрос адвоката, получил ли он деньги за операцию, Ляпин ответил: «За операцию нет. Они купили расходный материал, и я получил деньги на карту». На уточняющий вопрос, оставлял ли он что-то из этих денег себе, он ответил отрицательно.

По мнению медицинского работника, ему непонятно откуда берется утверждение, что он якобы брал деньги не на расходники, а за то, чтобы провести операцию быстрее, то есть без очереди.

«Откуда вопрос об очереди? Все свидетели говорят про какую-то очередь. Никакой очереди не было! Это заблуждение, которое есть в обществе. В отделении очереди никакой не было, потому что мы оперировали ровно столько, сколько могли оперировать в течение года. То есть, мы проводили порядка 180 операций в год. Это примерно 10 операций в месяц. Более того, в конкретном случае данной семьи вопрос об очереди не мог стоять, потому что им дата операции была назначена до моей беседы с ними», – подчеркнул Андрей Ляпин.

К сожалению, усилия петербургских врачей тогда оказались тщетными: после нескольких проведенных операций у ребенка возник отек и он умер. Ляпин уверяет, что он продолжал общаться с родителями, которые даже приглашали хирурга на похороны, заявляя, что именно он оказался одним из тех людей, кто был с этой семьей «до конца». Однако по прошествии времени родители передумали – подав на врача в суд.

«Я совершенно четко знал, что моей вины здесь нет», – заявил петербургский нейрохирург.

На вопрос, подвергалась ли проведенная операция исследованию в рамках предыдущего гражданского процесса, он ответил, что было аж пять экспертиз – две провели петербургские специалисты, три – москвичи.

«Причинно-следственной связи между хирургическим вмешательством и смертью пациента не установлено», – заключил Андрей Ляпин.

Безусловно, в деле петербургских врачей есть много вопросов, которые пока остаются без ответов. Главный из них, почему в городе создана ситуация, из-за которой родители должны доплачивать за операции, проводимые медицинскими государственными учреждениями? И совсем неважно кому в итоге перепадают деньги – больничным хирургам или неким фондам. Важно, что российскую медицину все чаще можно называть бесплатной только с большими кавычками. А страдают при этом простые люди, в том числе и самая беззащитная категория – дети.
Следующее судебное заседание по данному делу назначено во Фрунзенском суде на 29 февраля.

Игорь Зубов – Санкт-Петербург

Предыдущая статьяПоджигатели покрышек чуть не убили двух человек
Следующая статьяНа волне ажиотажа в магазины завезли слишком много куриных яиц – эксперт

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш комментарий!
Введите Ваше имя