Нейрохирург Ляпин: «Меня судят за то, что я брал деньги на качественные расходные материалы, не входящие в перечень ОМС»

Во Фрунзенском суде продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении петербургского нейрохирурга Андрея Ляпина, обвиняемого в том, что он брал у родителей маленьких пациентов деньги на расходные материалы, не входящие в перечень ОМС. «Резонанс» побывал на заседании и поговорил с доктором, утверждающим о необоснованности обвинений.

«Мы очень часто используем термин «бесплатная медицина». Бесплатной медицины в Российской Федерации нет. Она вся платная, просто платят разные источники. Это может быть Фонд ОМС, может быть Фонд ДМС, или квотирование на федеральном уровне. И также абсолютно законной является хозрасчетная дополнительная деятельность любого стационара», – рассказал «Резонансу» Андрей Ляпин.

Во время заседания был проведен опрос одного из свидетелей – отца девочки, которая умерла после операции.

Мужчина волновался и не смог ответить на некоторые важные вопросы.

В рамках рассматриваемого дела, это единственный смертельный случай. Нейрохирург Ляпин признался, что помочь девочке действительно было крайне трудно.

«В рамках дела, которое сейчас рассматривается, есть один смертельный случай из пяти, – отметил он. – У пациентки была опухоль головного мозга, которая имела очень глубокое залегание – порядка 15 сантиметров от поверхности черепа, – находилась в непосредственной близости к гипофизу и по статистике при удалении таких новообразований десять-двенадцать из ста пациентов умирают в раннем послеоперационном периоде. Это высокая послеоперационная летальность».

Суд не обвиняет Ляпина в смерти пациентки. Речь идет только о деньгах, которые он с коллегой Ивановым брали у некоторых родителей.

– Вас обвиняют в том, что вы сами брали деньги у родителей детей? Это действительно так?
– Это действительно так. Я брал денежные средства для закупки расходных материалов, которые не входят в структуру ОМС и не входят в структуру высоких медицинских технологий. Но это редкие случаи, можно сказать, эксклюзивные. Потому что большинство вмешательств, которые проводились с денежными средствами, пациенты оплачивали сами или за них оплачивала какая-то организация, и тогда они оплачивали эту операцию в кассе больницы. Я считаю, что обвинения в мой адрес не обоснованы.

За 33 года работы в клиниках Андрей Ляпин сделал более 4 тысяч операций. Он считает, что попал в данную ситуацию, потому что старается помогать пациентам по-максимуму. Дело в том, что даже детская нейрохирургия испытывает дефицит качественных медицинских изделий. Например, не хватает искусственных оболочек для герметизации мозговых ран.

«Оболочки закупались в ограниченном объеме и использовались только при тяжелой черепно-мозговой травме. Закупалось 10 оболочек, а травм мы оперировали порядка 30 в год. Еще такой момент. Мы предлагали альтернативную методику на усмотрение пациентов, потому что в ОМС представлены те же пластины, но из титана, что имеет определенное значение, особенно в детском возрасте, потому что установленный титан, когда череп еще имеет тенденции к росту, он приводит к тому, в месте операции возникает деформация черепа. Это вынуждает или снимать эти пластины, или их не использовать, а использовать местные материалы, местные ткани, что значительно удлиняет операцию», – рассказал петербургский нейрохирург.

Следующее заседание во Фрунзенском районном суде пройдет в конце декабря. «Резонанс» будет следить за развитием событий.

Любовь Лютова, Игорь Зубов – Санкт-Петербург

Предыдущая статьяЖалобы краснодарских заключенных: «следствие по беспределу»
Следующая статья«Абриелль» за решеткой: в России прошлись сваркой по пластической хирургии

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш комментарий!
Введите Ваше имя