Скандал с прокурором в Вырице: избитые дачники пожаловались на следствие и приговор

Общение с близкими, природа и треск костра – такой досуг знаком многим петербуржцам. Едва начинает припекать капризное северное солнце, горожане стремятся покинуть свои квартиры и уехать на дачи. У семьи Коптяевых майские и июньские дни уже два года ассоциируются не с началом летнего сезона, а с судебными разбирательствами. Северо-Западный информационный центр «Человек и закон» уже рассказывал про конфликт, разыгравшийся на Боровой улице поселка Вырица весной 2019 года. Тогда драку со стрельбой на берегу Оредежа с участием областного прокурора обсуждали многие региональные и федеральные СМИ. Сегодня в затянувшейся истории появились новые подробности.

«1 мая 2019 года мы с сыном катались на лодке, и я услышал шум ломающегося железа. Сын причалил лодку к берегу. Я вышел – отсюда метров десять. Начал подниматься по крутому подъему и увидел: стоит молодая женщина, и мужчина выходит из трапеции, которая тут была построена. Я спросил: ‘Что ты тут делаешь?’, на что он мне сказал: ‘Что ты тут ******* настроил?’», – вспоминает потерпевший Юрий Коптяев.

Юрий Коптяев, потерпевший

Затем, по словам Коптяева, неизвестный приблизился к нему, схватил его за одежду и толкнул в сторону забора. Услышав подозрительный шум, на помощь местному жителю подоспели его сын Антон Кирьянов и сосед Вадим Базыкин. После толчков  и обвинений с обеих сторон неизвестные – мужчина и женщина – удалились, бросив недоброе: «Это не конец».

Как мы уже рассказывали в прошлом сюжете, причиной столкновения послужил огороженный металлической трапецией крутой спуск к реке, где у самой кромки воды тогда была благоустроена уютная площадка для рыбалки и купания. Соседи, как и остальные местные жители, любили проводить там время. К сожалению, доступность пристани привлекала самую разную публику.

 «Каждую весну мы идем туда чистить площадку, достаем шприцы, презервативы, всякие бутыли и мусора немерено. Это из года в год. Поэтому сами решили поставить ограждение – забор, бесхитростный абсолютно. Такой был замок: просто вставляете гвоздь или отвёртку, поворачиваете, и все. Тем более эта штука от калитки висела тут. И стало культурно. Приходили пацаны, жарили шашлыки.  За собой все убирали. Всех устраивало», – рассказывает сосед Вадим Базыкин.

Действительно, на обшитую жестяными листами трапецию никто не жаловался, ведь при желании, как нам разъяснили, дверь мог открыть любой местный житель – тут же висела ручка, которой можно было повернуть замок. Проходу вдоль Оредежа калитка тоже не мешала. Однако затеявших конфликт это, похоже, волновало меньше всего.

 «Я вышел и увидел, как высокий сильный молодой человек ломает двери нашего маленького ограждения. Я, естественно, задал вопрос: ‘Что вы делаете?’ А тот просто нагло сказал: ‘Я его ломаю’. Я спросил: ‘А вы строили его, чтобы ломать?’ ‘Ты просто не представляешь, кто сейчас стоит перед тобой, – ответил он мне. – Я прокурор города Тихвина’»?

Впоследствии оказалось, что он действительно был Тихвинским городским прокурором – Михаилом Волницким. Возможно, что об этой ссоре никто так бы и не узнал, но представитель надзорного органа зачем-то вернулся к злополучной калитке во второй раз. И ничем хорошим это не закончилось. Как вспоминает Юрий Коптяев, около девяти вечера, когда его семья как раз заканчивала жарить шашлыки и уже собиралась садиться за стол, кто-то несколько раз сильно ударил по жестяным листам. Камеры видеонаблюдения зафиксировали появление у калитки женщины и уже двух мужчин, одним из которых оказался Волницкий.

Спуск к реке

«В районе 21 часа я жарил шашлыки, сын говорил по телефону, когда услышал звук ломающегося железа. Сын сказал, что это, наверное, дядя Вадим заделывает проем. Я сказал, что делать сейчас ничего не надо – у меня уже шашлыки готовы. Нет, говорит, пойду, помогу. Вдруг за калиткой слышу какой-то топот. Выходя из калитки, я увидел Антона в боевой стойке, напротив него какой-то незнакомый человек, впоследствии оказавшийся Чигадаевым. Чуть поодаль Волницкий и женщина, которая была в первом конфликте. Когда я вышел, Антон на меня отвлекся и тот тут же бьёт его кастетом по лицу. Я кричу: ‘Что ты делаешь?’ Тот подходит ко мне, начинает бить и меня кастетом, и немного рассек лоб. Другим ударом он рассек мне ухо. Глаз у меня сразу заплыл», – восстанавливает события того дня потерпевший.

Юрий Коптяев рассказал, что в ответ попытался сбросить Романа Чигадаева с крутого берега вниз. Он утверждает, что как раз в этот момент его сына повалили на землю и даже ударили ногами по лицу. Юрий крикнул жене, чтобы та вызвала полицию, но тут конфликт достиг своего апогея: Чигадаев произвёл несколько выстрелов по отцу с сыном из травмата «ОСА».

Любопытно, что сейчас мужчина проходит в качестве обвиняемого ещё по одному уголовному делу: по материалам следствия, он вместе со своим подельником занимался выращиванием… конопли. Что могло быть общего у прокурора с человеком, который подозревается в выращивании наркотика, неизвестно. Впрочем, вернёмся к развязке конфликта в Вырице.

 «Я опять кричу: ‘Что ты делаешь?’, он в меня тоже стреляет и меня отбрасывает к забору. Антон кричит: ‘Батя, батя!’, начинает вставать, тогда он с небольшого расстояния еще раз стреляет, и Антон падает», – делится Коптяев.

В этот момент к месту событий подоспела супруга Юрия. Картину, которую увидела женщина, она до сих пор вспоминает с сильной тревогой.

Ирина Коптяева, супруга и мать потерпевших

«Когда я выбежала, я увидела мужа, который стоит в крови. И сына, который еще стоял, но шатался. А перед ним спортивного типа мужчина, качок, стоит в боксерской стойке. Я к ним подлетела и встала между ними – между сыном и молодым мужчиной. Когда я встала между ними, я сказала: ‘Ты и мать ударишь?’ Я ему гожусь в матери. Я подумала, если он меня ударит, я тут и останусь. Сын отодвинул меня сантиметров на десять, и тут же ему был нанесён удар кастетом. И сын у меня просто падает», – описывает события того вечера Ирина Коптяева.

Мужчина рассказывает, что после произошедшего столкновения, обидчики убежали, была вызвана скорая помощь и полиция. Инцидент зарегистрировали видеокамеры, расставленные на участках. На основании заявлений отца с сыном было возбуждено уголовное дело. Стрелявшего Чигадаева сначала обвинили в хулиганстве, а затем в причинении легкого вреда здоровью с применением оружия. После множества публикаций этой истории в СМИ, прокурор Михаил Волницкий был вынужден покинуть место работы. Правда, следствие посчитало, что доказательств участия прокурора в драке нет.

«Волницкий приезжал ко мне четыре раза, просил прощения, умолял, чтобы уголовное дело против него не возбуждалось, что он мне компенсирует моральный ущерб. В принципе, я никого не хотел тогда сажать, мне жалко их стало и мы пошли на примирение», – добавляет Юрий Коптяев.

Семья Коптяевых просила суд взыскать с обидчиков компенсацию морального вреда в сумме 1 млн 300 тысяч рублей. Правда, Гатчинский городской суд, признав обоснованность исков, решил, что применивший оружие Чигадаев должен компенсировать отцу и сыну по 100 тысяч и ещё 320 часов провести на общественных работах. Оба они недоумевают, почему стрелявший в них человек фактически должен отделаться лёгким испугом?! При этом с самого экс-прокурора все обвинения были сняты. По мнению потерпевшей стороны, дело могло быть развалено путём искажения свидетельских показаний.

«Я утверждаю, что показания Базыкина, которые были изначально, я их видел, первые показания, где он утверждает, что это было организованное нападение на меня, были подделаны следователем», – отмечает Коптяев.

Сам Базыкин говорит, что сначала он полностью доверял следователю, а потом и у него возникли вопросы.

 «Когда мы были опрошены, я посмотрел, остаётся на каждом листе – на одном пол-листа, на других – одна треть, где-то – одна четверть пустых мест. Я сделал замечание и сказал, что обычно внизу ставится буква Z. ‘Вы не волнуйтесь, я просто там допишу, что опрашивал, опрос производил там-то, там-то, это всё сделаю и всё нормально. Всё без проблем’. Кто ж мог подумать, что спустя полгода мы не нашли этих показаний, а мои вообще были изменены показания – что я ничего не видел. А была всего одна такая фраза: ‘Ну, вы ботинок же не видели?’ Я сказал нет, ботинок я не видел. Только эта фраза, но я видел, как он бил его, и ногами, в том числе бил», – возмущается Вадим Базыкин.

Вадим Базыкин, сосед потерпевшего

После совещания соседи решили заявить о необходимости дачи повторных показаний семьи Базыкина, дочь которого, Наталья Высоцкая, тоже заявила нам, что видела момент нападения на Коптяева с сыном. Что интересно, по её словам, показания, которые она давала, из уголовного дела сначала вообще таинственно исчезли.

 «В первый раз, когда я приехала в суд вместе с отцом, мы заходим, даём паспорта, и девушки, которые работают там, выходят и говорят, что меня нет в списке свидетелей: ‘Так что просим вас просто выйти’. Все стоят в шоке. Почему? Я же ездила давать показания и значит, я являюсь свидетелем.Я услышала, что мои показания не приложены к делу, значит, я не являюсь свидетелем. Потом уже с этим разбирался наш адвокат вместе с моим отцом: почему нет моих показаний. И тогда уже выяснилось, что их в принципе нет как таковых. Но я давала показания, я являюсь свидетелем, который видел абсолютно каждое событие, каждый удар и я бы хотела выступить в зале суда и рассказать обо всём, что происходило в тот день. Около девяти часов вечера я услышала очень громкие звуки. Мне показалось, что это выстрелы, а оказалось, что это ногами бьют уже по нашему забору. Тогда я позвала отца с улицы. Он поднялся, и я в принципе видела тоже, что и он – как двое людей избивают наших соседей, потом стреляют, и потом ещё раз избивают», – рассказывает Высоцкая.    

Наталья Высоцкая, соседка и свидетель

Только после вмешательства защитника показания Натальи Высоцкой были приобщены к делу. Ход затянувшегося судебного процесса нам прокомментировал адвокат потерпевшей стороны Евгений Вислобоков.

 «28 апреля 2021 года Гатчинским городским судом Ленинградской области вынесен приговор. Данный приговор обжалуется стороной защиты, также потерпевшими. Апелляционная жалоба подана в дустановленном порядке. Рассмотрение уголовного дела в суде апелляционной инстанции в настоящее время не назначено».

Евгений Вислобоков, адвокат потерпевшей стороны

Побывав в посёлке Вырица, журналисты нашей съёмочной группы убедились, что злополучная металлическая конструкция, из-за которой разгорелся весь сыр-бор была всё-таки демонтирована. Неохраняемый спуск к воде пришёл в негодность, лестницу кто-то сломал. Добавим также, что в нескольких сотнях метров от места конфликта выросли высокие заборы, которыми местные жители перегородили подходы к берегу реки. Но местная прокуратура почему-то не спешит расследовать эти явные нарушения.

Ограждения у реки Оредеж 

Между тем пытающийся найти справедливость Юрий Коптяев уже обратился к депутату Госдумы Александру Хинштейну, который, в свою очередь, направил депутатский запрос в генеральную прокуратуру.  

СЗИЦ «Человек и закон» будет следить за развитием событий.

Полина Яук, Игорь Зубов.   

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш комментарий!
Введите Ваше имя