Новая производственная инфраструктура в российских колониях решит массу социальных проблем – Грибов

В России труд мигрантов может быть заменён на работу осужденных. С таким предложением выступила Федеральная служба исполнения наказаний страны. Инициативу ФСИН уже поддержал министр юстиции Константин Чуйченко.

Своими мыслями насчёт реформирования Центров трудовых адаптаций осужденных с Северо-Западным информационным центром «Человек и закон» поделился новосибирский девелопер Евгений Грибов. Он предложил схему, по которой государственные и частные структуры проведут техническое переоснащение производственных мастерских в колониях, что даст возможность не только создать там тысячи новых современных рабочих мест, но и улучшить условия труда заключённых, помочь людям, попавшим в непростую обстановку, адаптироваться к жизни в нормальном обществе.

По мнению Грибова, проект имеет серьёзную социальную направленность и нацелен не только на получение прибыли. Он считает, что в условиях заключения в сознание людей будут закладываться принципы обустройства нормальной жизни, которыми они обязательно воспользуются после выхода на свободу.

Наш собеседник также уверен, что если в России будут узаконены необходимые условия вхождения частного капитала на производственные площадки ФСИН, у нас сможет появиться новая и очень важная социально-технологическая цепочка – люди даже в условиях заключения будут получать профессиональные навыки, а экономика дополнительные производственные мощности.

Евгений Владимирович, в каком состоянии находятся производственные площадки Центров трудовой адаптаций осужденных на сегодняшний день? 

На сегодняшний деньбольшая часть этих площадок находится в технически плачевном состояниии для того, чтобы эффективность исправления осужденныхи трудотерапия работали максимально, необходимо, конечно, эти площадки приводить в соответствие строительным нормам, всему действующему законодательству. Необходимы инвестиции в размере десятков миллиардов рублей для того, чтобы привести это в рабочее состояние. Сегодня есть определённые проблемы в федеральном бюджете для финансирования этих задач, но существует возможность привлечения частных инвестиций. Эффективным инструментом  масштабного инвестирования со стороны частного капитала, является такой инструмент как Государственно-частное партнёрство (далее — ГЧП). Вот, собственно говоря, мы и вышли с инициативой реализации такого проекта.

Проект, безусловно, масштабный, но вполне реальный. Что нужно делать уже сейчас, чтобы постепенно претворить его в жизнь?

  Единственное препятствие сегодня, которое мы, после изучения и анализа текущей ситуации, увидели, это – необходимость внесения определённых поправок в действующие федеральные законы, которые позволят включить объекты ФСИНа РФ в перечень объектов, на которых возможна реализация ГЧП…

…На сегодняшний день есть проблема в привлечении частных – малых, средних — предприятий из бизнеса на промплощадки колоний. Существует ряд ограничений и неэффективность государства как арендодателя для заключения таких договоров. Связано это с тем, что для того, чтобы заключить долгосрочные договора аренды, необходимо согласование в федеральном центре, на местах никто такие договора не заключает. Значит, гарантии, которые арендодатель должен предоставить арендатору для беспрепятственного осуществления производственной деятельности, тоже требуют согласований. Управленцы, которые на сегодняшний день на местах являются представителями арендодателя-государства не являются менеджерами в области бизнеса — это специалисты по охране осужденных. Поэтому здесь необходимо  – привлечь специалистов, которые умеют эффективно управлять бизнес-процессами и производственными площадками. А этих специалистов на сегодняшний день может привлечь только частный инвестор. 

Отсутствие специалистов это основной минус принадлежащий структуре Центров трудовой адаптаций осужденных?

Отсутствие специалистов в конечном итоге привело на сегодняшний день к тому, что большинство производственных площадок, так называемых Центров трудовой адаптаций осужденных, находятся в аварийном и технически неисправном состоянии. 

Но ситуацию, на ваш взгляд, изменить можно и нужно менять именно сейчас.

Мы предлагаем, используя инструмент ГЧП привлечь частный капитал для восстановления и реконструкции Центров трудовой адаптации осужденных, передачи бизнесу на определённый срок в управление производственной деятельности на площадках. Не передача имущества, ни в коем случае! Речь идёт об управлении, то есть, о привлечении предприятий, которые позволят создать тысячи новых рабочих мест для осужденных. А это, соответственно, позволит решить ряд социально значимых задач.  

Для того, чтобы перестроить всю эту систему нужен большой детальный план. Он у вас есть?

На самом деле всё очень просто и никакого детального плана в данном случае разрабатывать не надо. Зачем изобретать велосипед, когда он давно изобретён? Этот «детальный план» подробнейшим образом изложен в федеральных законах и концессионных соглашениях о государственно-частном партнёрстве. Всего лишь нужно открыть возможность использования этого инструмента и, в данном случае, препятствием является только несоответствие действующего законодательства, которое мы предлагаем поправить с учётом предложений, разработанных нашими специалистами, внести поправки в федеральные законы – в 223 ФЗ о ГЧП и так далее. Это позволит использовать нам инструмент ГЧП, а уже сам механизм и план реализации, он уже описан и, более того, уже реализован на практике. Есть международный опыт использования такого инструмента и уже даже внутрироссийский.

То есть, мы на сегодня пока ещё не можем чётко знать, какой товар в случае реформирования будет производить какое-нибудь отдельное учреждение ФСИН?

Здесь вы задали очень интересный вопрос. Но этот вопрос лежит в плоскости маркетинга и необходимо отдельно производить работы, исследования, анализы, делать аналитические отчёты, где профессиональные маркетологи сначала должны провести аудит этих производственных площадок, локации, логистики, окружения, расположения мест сырьевой базы, специализации. Причём это не должно противоречить уголовно-исполнительному кодексу и тем видам производств, которые разрешены для осужденных. И после этого глубокого анализа и формирования маркетинговой концепции, мы будем понимать, где и что нужно развивать, а что не имеет смысла, потому что там нет специалистов, транспортной доступности и так далее. И после того, когда такая дорожная карта будет сформирована, можно будет понимать, какие Центры трудовой адаптации осужденных в приоритете будут подготавливаться для проведения публичных торгов и заключения договоров о ГЧП.

Мы знаем, что в местах заключения могу производить, в том числе технически сложные вещи, а не только «шить варежки». Благодаря вашему проекту линейка товаров может быть расширена? 

Безусловно! На сегодняшний день вся цепочка от идеи производства до реализации готовой продукции, она проходит в узконаправленном коридоре для внутреннего потребления – для ФСИН, для Росгвардии, если это касается пошива спецодежды. На самом деле эта цепочка расширится в десятки раз, когда этим будут заниматься профессиональные маркетологи. Ведь привлечение частного капитала, оно не будет происходить хаотично, и человек, имеющий сотни миллионов рублей, он не будет просто так их вкладывать, а будет вкладывать под готовый бизнес-план. А бизнес-план он подразумевает не только наличие производственных мощностей и трудовые ресурсы в лице осужденных, но и наличие сырьевой базы, наличие спроса продукции на рынке, наличие потенциальных заказчиков и поставщиков и так далее. И вот когда вся экономика в целом будет собрана в виде бизнес-плана, только тогда рачительный бизнесмен, владеющий крупными капиталами, сможет принять решение с учётом срока окупаемости, рентабельности своих вложений, и уж тем более использования, может быть, каких-то производственных мощностей, если он является их обладателем. И, конечно, ассортимент может расшириться по всей разрешённой линейке.

Может быть и для космической отрасли что-нибудь можно будет сделать силами российских осужденных, среди которых немало талантливых людей?

Мне сложно сказать, но, скажем, в грубой металлообработке каких-то отдельных деталей – почему нет? Я могу сказать, что на примере 3-й колонии в Новосибирской области производственная площадка была полностью загружена заводом радиодеталей «Вега». То есть, там по сути дела собирались бытовые приборы достаточно сложной комплектации. Поэтому, здесь ничего нельзя исключать.

Насколько можно судить, государство в случае реализации данного проекта получит не только прибыль?

— Я бы разделил ответ на данный вопрос на несколько частей. При реализации ГЧП всегда есть партнёры – это государство и бизнес. Для бизнеса здесь всё понятно — это решение их уставных задач по извлечению прибыли. Если прибыли не будет – бизнес свои капиталы сюда не понесёт. Что касается государства, то реализация ГЧП позволит решить государству ряд задач, которые я бы разделил на два блока. Первый блок – это социальные задачи, что является, несомненно, приоритетом, второй блок – экономические задачи. Что касается социальных задач, то мы сможем создать тысячи новых рабочих мест среди осужденных и за счет этого решить целый ряд задач: ресоциализации осужденных в обществе, получения образования и специальности, обеспечение дохода осужденного, позволяющего ему помогать своей семье, трудоустройства осужденных при выходе из мест лишения свободы. То есть создать для человека возможность полезной жизни по освобождении. Результат этого — снижение рецидива преступлений, обеспечение безопасности граждан, решение ряда вопросов, связанных с национальной безопасностью, в том числе за счет трудоустройства мигрантов в процессе отбывания наказания, что неизбежно будет снижать деструктивность поведения.

Что касается решения экономических задач, то здесь тоже всё очевидно – у государства есть имущество, которое сегодня ветшает. Это имущество можно привести в порядок, капитализировать. При этом государство остаётся собственником, а капитализация активов увеличивается. Вторая экономическая задача, которая решается в результате ГЧП – это снижение нагрузки на федеральный бюджет по содержанию осужденных, потому что государство имеет возможность в соответствии с законодательством удерживать долю заработной платы на содержание осужденного, на одежду, на питание, на возмещение ущерба потерпевших.

Я уже не говорю о том, что трудовая деятельность осужденных является одним из основных условий при выходе осужденного на условно-досрочное освобождение, что сокращает сроки нахождения местах лишения свободы и, соответственно, снижает бремя нагрузки на федеральный бюджет и потери местных бюджетов, которые они несут из-за незанятости трудоспособного населения. Это всё экономические составляющие, которые в качестве бонусов получит государство.

До вас о возможности подобной практике в отношении производства в СИЗО кто-нибудь говорил?

Аналитических обзоров и исследований существует достаточно. И задача трудоустройства осужденных всегда витала в воздухе, но мы предложили конкретный механизм, который до нас никто не предлагал, и специалисты поддерживают нашу уверенность в эффективности этого механизма. Мы обратились в правительство РФ,  в администрацию президента,  в Государственную Думу,  в Совет Федерации. Везде отклик положительный.

Хотелось бы, чтобы вы ещё раз проговорили о том, какую пользу проект принесёт самим заключённым?

Для людей, которые находятся в определённых дискомфортных условиях время становится просто бесконечным. Когда человек трудится — время начинает лететь. И прерывая эту бесконечность ожидания свободы человек становится более стабильным психологически. Получая возможность трудиться, человек социализируется в обществе, общаясь с вольными инженерами, руководителями,  получает круг социальных связей, который позволяет при выходе из колонии хорошо ориентироваться в обществе. То есть, отбыв наказание он не продолжает оставаться изгоем, он востребован, потому что с ним работали, его знают и его готовы пригласить на работу.

Святослав Азаров, Новосибирск — Санкт-Петербург

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш комментарий!
Введите Ваше имя