«Моя цель – безопасность дочери»: отец борется за благополучие своего ребенка

Иногда даже самые крепкие семейные отношения могут быть подвержены краху. Только в 2020 году примерно на 770 тысяч зарегистрированных браков пришлось около 560 тысяч разводов. Все чаще следствием развода становятся споры бывших супругов об определении места жительства несовершеннолетних детей. С подобной проблемой столкнулся и житель Калининградской области Армен Агаджанян, поделившийся своей непростой историей с корреспондентом СЗИЦ «Человек и закон» – ЦЖР «Резонанс».

На протяжении 10 лет отношения Армена с супругой развивались благоприятным образом. По словам мужчины, взаимоотношения в их паре были тёплыми и доверительными. А его родители принимали невестку как родную дочь.

Долгое время супруги не могли завести детей. Армен и его жена преодолели массу трудностей, и в 2019 году случилось настоящее чудо – в их семье родилась долгожданная дочь.

Однако счастье продлилось недолго. По словам Армена, после рождения ребенка его супруга сильно изменилась: стала вспыльчивой, агрессивной и в целом обращалась с их малолетней дочерью достаточно грубо. После очередной ссоры Армен забрал дочь и уехал в дом своих родителей.

Армен Агаджанян, отец несовершеннолетнего ребенка

Факт того, что супруга Армена действительно причиняла телесные повреждения своей малолетней дочери, также подтверждают и соседи, и родители Армена. 

«Я услышал хлопок, как будто бьют ребенка. А потом услышал крик. Повернул голову, а она [супруга Армена] взяла ребенка за руки и начала трясти», говорит сосед Армена, Михаил Понамарев.

Михаил Понамарев, сосед Армена Агаджаняна

В октябре 2020 года по факту жестокого обращения с ребенком Армен Агаджанян обратился в правоохранительные органы. В ходе комплексной проверки, которая началась только спустя месяц после его обращения, не были опрошены даже ключевые свидетели. И направление на  проведение судебной медицинской экспертизы несовершеннолетнего ребенка было выдано Армену Агаджаняну лишь в ноябре 2020 года. К тому моменту никаких следов на теле ребенка уже не было, что вполне понятно, ведь с экспертизой никто не спешил.

В возбуждении уголовного дела было отказано из-за отсутствия состава преступления. Однако наличие синяков на теле ребенка также подтверждают свидетели.

«Было пятнышко небольшое сверху глаза. Видно, что ребенок не упал и не ударился», отметил Понамарев.

 «С правой стороны и под глазом были синяки. Если ребенок не ходит, а только в кровати ползает, откуда может появиться синяк?» говорит мать Армена, Полина Агаджанян.

Полина Агаджанян, мать Армена

Также у Армена есть вопросы и к качеству работы местных органов опеки, которые, по словам мужчины, не провели надлежащую проверку по его обращению. Как говорит Агаджанян, кроме обследования жилищно-бытовых условий, в которых проживает ребенок, иных действий по защите несовершеннолетнего не было.

Но подобное поведение специалистов органов опеки – не исключение из правил, а, скорее, типичное явление. По словам Александра Сухотина, эксперта, психолога и директора Академии стратегических инициатив, к решению сложных задач специалисты органов опеки, к сожалению, зачастую подходят формально. А ведь именно на них, казалось бы, возложена ответственная функция по защите прав и интересов детей.

«Органы опеки очень часто формально подходят к выполнению своих задач. Здесь есть недоработка нашего законодательства — 78 статьи Семейного кодекса. Там написано, что они просто дают основанное на акте обследования жилищно-бытовых условий заключение по существу спора. Если мыслить так, то у них только 2 задачки: вышли, посмотрели, что в доме трещин нет, температура нормальная, стол, стул стоит, а значит нужно определить место жительства ребенка с папой или с мамой, говорит Александр Сухотин, но по факту, как лицо, участвующее в деле, органы опеки должны ходить на каждое заседание, слушать все позиции, знакомиться со всеми документами и давать взвешенное решение на основе учета абсолютно всех документов, которые к ним поступили».

Съемочная группа Северо-Западного информационного центра «Человек и закон» связалась с сотрудниками местных органов опеки, но от комментариев они отказались.

В настоящее время вопрос об определении места жительства несовершеннолетнего ребенка решается в судебном порядке.

Как показывает анализ судебной практики, вопрос гендерной дискриминации отцов в вопросе определения места жительства детей имеет место быть, ведь чаще всего детей в возрасте до 5 лет оставляют жить с матерью. Армен надеется, что его это не коснется и пытается доказать суду, что переживания за безопасность дочери с его стороны обоснованы.

Однако, по мнению Армена, суд ведет себя не беспристрастно, а его ходатайства и жалобы регулярно отклоняются.

В марте 2021 года состоялось очередное судебное заседание, в ходе которого, как отмечает Армен, было отклонено очередное его ходатайство о проведении  психолого-психиатрической экспертизы родителей несовершеннолетнего ребенка.

Армен не видел свою дочь с 23 февраля 2021 года. В настоящее время ребенок находится с матерью. По словам мужчины, супруга не выходит на связь, а ее телефон отключен. В судебных заседаниях она также участие не принимает.

Хочется верить, что судебная система не останется равнодушной, разберется в этом непростом деле и вынесет объективное и справедливое решение, основанное на интересах обеих сторон сложившегося конфликта. Ведь на кону стоит безопасность ребенка.

Редакция СЗИЦ «Человек и закон» будет продолжать следить за дальнейшим развитием событий.

Валентина Морозова, Калининградская область – Санкт-Петербург

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш комментарий!
Введите Ваше имя