«Прокуратуру города Муравленко должен проверить Игорь Краснов»: вдова погибшего мужчины

Справедливости – вот и все чего хочет вдова Лилия Изоськина. Уже второй год в городе  Муравленко Ямало-Ненецкого автономного округа рассматривается дело о гибели ее мужа Сергея. Пока все судебные инстанции заявляют, что обвиняемая Светлана Колобкова нанесла мужчине шесть колото-резанных ранений в ходе самообороны. Адвокат потерпевшей стороны, а так же вдова погибшего заявляют о необходимости рассмотрения дела в новой судебной инстанции. С ними согласны многие жители Муравленко, с которыми удалось пообщаться корреспонденту СЗИЦ «Человек и закон».

Лилия впервые встретила Сергея в 91 году в гостях у племянника – они крепко дружили. По словам женщины, молодой человек сразу обратил на нее внимание.

«Я никогда не забуду его взгляд. Он так на меня смотрел такими большими голубыми глазами, такими нежными, такими добрыми. Это просто незабываемо», – поделилась женщина.

Лилия Изоськина (справа)

Несмотря на то, что Сергей ухаживал за девушкой, парой они не стали – сказалась разница в возрасте. Сергею на тот момент было 16, а Лилии – 25 лет. Шли годы. Сергей женился на другой. Его свадьбу, проходившую в местном кафе, Лилия наблюдала из окна общежития. Повстречаться вновь им удалось только в 2003 году. К тому моменту мужчина уже был разведен, не была в отношениях и Лилия. В 2005 году у них родился сын Никита.

Резида Саттарова

«Они всегда за ручку держались, представляете? Это очень редко. Они как молодые держались за ручку и ходили вместе. Они очень обаятельная семья», – рассказала жительница Муравленко Резида Саттарова.

Накануне трагедии супруги также гуляли вместе, а затем Сергей проводил Лилию на поезд – она уезжала к родственникам. День своего отъезда Лилия вспоминает до сих пор: «Даже не верится вообще. Иногда я себя виню – зачем я вообще уехала? Но мне надо было уехать. Я должна была на 10 дней поехать, приехать и с ним должны были к его родителям в Краснодар поехать. В итоге полетели с сыном и с гробом».

До сих пор доподлинно неизвестно, что именно случилось с Сергеем 21 июля 2019 года.  По версии обвиняемой Колобковой, Сергей вместе с коллегами пришел к ней в гости. Они общались и выпивали. После полудня начали расходиться. Женщина утверждает, что мыла посуду, когда Изоськин внезапно вернулся – дверь в квартиру была не заперта. Дальнейшие события, по её словам, разворачивались стремительно: мужчина неожиданно зажал хозяйку между холодильником и кухонной тумбой и начал приставать, а получив отказ, стал проявлять агрессию, избивать ее и попытался изнасиловать. Тогда Светлана нанесла Сергею шесть ударов ножом.

Светлана Колобкова

В подобное развитие событий вдова погибшего поверить не может. Лилия считает, что такие показания Колобкова дает, чтобы уйти от ответственности за убийство ее мужа. В обоснованности версии следствия сомневаются и жители города, знавшие Светлану и Сергея лично.

Ирина Ковшарева

«Со Светланой мы знакомы с 96 года. Около 10 лет мы даже дружили. В трезвом состоянии Света очень нервная, в нетрезвом даже — агрессивная. Сергей был добрым, мягкотелым немножко. И очень отзывчивым», – призналась бывшая коллега Сергея и Светланы Ирина Ковшарева.

Любовь и Павел Синицкие

«Семья хорошая. Спокойные, мирные, любящие. Никита у них такой хорошенький мальчик. Как он танцует, всегда любуюсь. Хорошая семья. Сережа всегда такой приветливый, ухоженный, наглаженный, надушенный, аккуратный. Ничего плохого не могу сказать. Хороший был парень. Жалко, так жалко. Семья была крепкая, нормальная семья», – добавили соседи Лилии Изоськиной Любовь и Павел Синицкие.

Ольга Симонова

«Светлана… она человек тяжелый. Света могла нахамить, нагрубить, могла даже иногда грубо толкнуть, высказать что-то неприятное. Сергей себе этого никогда не позволял. Сколько лет я знаю Сергея, мы бывали в разных ситуациях. Никогда Сергей не нахамил, не толкнул, не ударил. Никогда не было такого», – отметила бывшая коллега Сергея и Светланы Ольга Симонова.

Несмотря на все имеющиеся противоречия и не состыковки, Светлана Колобкова придерживается своей версии событий.

Наталья Однороженко, адвокат

Ее адвокат Наталья Однороженко указывает на телесные повреждения, которые  были обнаружены у обвиняемой после задержания, и которые, по ее мнению, возникли в результате оказания женщиной сопротивления Изоськину в ходе конфликта именно на кухне: «Место совершения преступления достоверно установлено. Это именно кухня. Это ограниченное пространство, где находилась моя подзащитная. А именно, между холодильником и кухонной раковиной».

Расул Самигуллин, адвокат

Однако адвокат потерпевшей стороны Расул Самигуллин с этим категорически не согласен. По его словам, смертельный удар был нанесен не там, где утверждает обвиняемая. Самигуллин утверждает, что кровь под высоким давлением начинает фонтанировать и по её каплям можно легко установить, где был нанесен удар. Однако на кухонной столешнице подобных следов обнаружено не было, зато брызги крови были замечены на обоях в коридоре между ванной комнатой и кухней.

К тому же экспертиза подтвердила, что Сергей находился в таком сильном состоянии алкогольного опьянения, что с трудом мог совершать какие-либо активные действия.

«Кроме того, наличие у Изоськина заболевания, которое было подтверждено медицинским эпикризом, а также наличие тяжелого алкогольного опьянения, которое подтверждается заключением исследования, физически не позволяло ему совершать указанные действия», – отметил Расул Самигуллин.

Но, кажется, эти противоречия следствие не смущали. Или все-таки смущали?
 
Изначально уголовное дело было возбуждено Ноябрьским следственным отделом СУ СК России по ЯНАО по ст.111 УК РФ – умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Затем действия Колобковой переквалифицировали по ст.114 УК РФ – причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, а уголовное дело было передано в ОМВД. В ходе расследования в действиях Колобковой установили признаки убийства (ч.1 ст.105 УК РФ), и дело вновь вернулось в Ноябрьский следственный отдел. Точку в этом вопросе поставил городской прокурор Юрий Вячин: он решил, что обвиняемая все-таки превысила пределы необходимой обороны, и уголовное дело снова передали в ОМВД города Муравленко.

Юрий Вячин, прокурор города Муравленко

«Как надзирающим прокурором мною были изучены материалы уголовного дела. Я полагаю, что в действиях Колобковой содержится состав преступления, предусмотренного частью 1 статьей 114 УК РФ. Мною было утверждено обвинительное заключение именно по этой статье, дело направлено в суд», — заявил глава надзорного органа.

И всё-таки, вдова погибшего с таким решением не согласна. Сомневаться в том, что ее супруг был насильником, женщину заставляет не только любовь к нему, но и противоречивые факты, выявленные в ходе расследования.

Диспетчеру службы скорой помощи Колобкова сообщила, что на ее пороге появился мужчина в крови, а сотрудникам полиции сказала, что Сергей пришел к ней в дом с топором.

Как утверждают задержавшие Колобкову правоохранители, обвиняемая пыталась скрыть следы преступления. Да и то, что следы крови были обнаружены только в ее квартире и на одежде женщины, заставило сомневаться в достоверности ее слов. В отсеке для задержанных служебного автомобиля обвиняемая зачем-то наносила себе травмы, пыталась порезать предплечье правой руки.

За помощью женщина тоже почему-то обратилась не сразу. Как показывает детализация ее звонков, прежде чем связаться с диспетчером скорой помощи, Колобкова целый час о чем-то разговаривала по телефону со своим сыном.

Во время одного из судебных заседаний

В ходе расследования уголовного дела обвиняемая несколько раз меняла показания, при этом последующие противоречили предыдущим. От участия в следственном эксперименте она также отказалась, на вопросы участников судебного процесса не отвечала. 

«С самого начала расследования этого уголовного дела, которое было очень долгим, мы следили за этим процессом. С самого начала чувствовалось, что это несправедливо. Не говоря уже о приговоре. Это, конечно, не моя компетенция, но напрашивается вопрос. А что, так можно было: взять и поменять показания? Складывается впечатление, что приговор был вынесен целиком и полностью на показаниях Светланы», – прокомментировала сложившуюся ситуацию бывшая коллега Светланы и Сергея Ирина Ковшарева.

За прошедшие месяцы Лилия Изоськина пережила немало судебных заседаний. Вердикт апелляции – 11 месяцев ограничения свободы Светлане Колобковой, которая может находиться дома. Ей лишь нельзя выходить из квартиры с 23 часов до шести часов следующих суток и выезжать за пределы Муравленко. Обвиняемая комментировать апелляционное постановление нашей съемочной группе отказалась.

Потерпевшая сторона продолжает настаивать на несогласии с таким приговором.

«Мы намерены обжаловать оба этих решения в судебную коллегию по уголовным делам кассационного суда общей юрисдикции, в целях признания незаконными, необоснованными, несправедливыми. Кроме того, с целью восстановить доброе имя супруги потерпевшего, отца, ребенка потерпевшего. В ближайшее время будет подготовлена жалоба и уголовное дело будет направленно в седьмой кассационный суд города Челябинск», – объяснил Расул Самигуллин.

Лилия Изоськина

«Мы хотим, чтобы действия прокуратуры нашего города по нашему уголовному делу оценила генеральная прокуратура РФ. Мы будем добиваться проведения проверки, требовать оценки генпрокурором Игорем Красновым», – добавила Лилия Изоськина.

Не понимают того, что происходит, и многие жители города.

«Это некомпетентность суда. Таким поведением суд дает право людям убивать других людей. Они разрешают. Если в Нижегородской области за ворованное бревно дали 7 лет тюрьмы, а тут за лишение жизни человека дают условно. Тогда извините. Может, мне соседка не понравится. А может, завтра я соседу не понравлюсь? Так что, мы будем друг друга убивать?», – рассказала Ольга Симонова.

Денис Садовников, депутат ЯНАО

По словам депутата Законодательного Собрания Ямало-Ненецкого автономного округа Дениса Садовникова подобные деяния нужно расценивать адекватно, а меры наказания должны быть соответствующими.

Вдова Сергея Изоськина признается: продолжительные судебные процессы не проходят для нее даром. Несмотря на множество забот и выматывающую работу, она почти не спит. Стоит прилечь, перед глазами возникает образ погибшего мужа. Держаться на плаву ей помогает забота о сыне – 15-летнем Никите. Мальчик успешно занимается спортивными бальными танцами: с нетерпением бежит на каждую тренировку и, как правило, возвращается с соревнований с очередной наградой. Но и для него, конечно, последние два года не прошли бесследно.

Никита Изоськин

«Сейчас получше. Его поддерживают друзья, ходят на танцы. Он постоянно с друзьями, даже со школы провожают. Уже два года. Я его жалею. Очень долго со светом спал. Недавно только стал выключать свет, но в коридоре просит не выключать», — призналась Лилия Изоськина.

Скучать по Сергею и прежней спокойной жизни без громких судебных разбирательств продолжают и жители Муравленко. О резонансной трагедии в маленьком городе у многих забыть не получается.

Ольга Симонова (справа) и корреспондент СЗИЦ «Человек и закон» — ЦЖР «Резонанс»

«Мне позвонили утром девчата, я была в Нижнем Новгороде, и рассказали. Я даже и не поверила. Я еще надеялась, а вдруг спасут, а вдруг он живой. Ну, как это бывает в фильмах: откачают, в последнюю минуту спасут, сохранят человеку жизнь. Ведь нельзя было у мальчишки забрать папу. Тем более, этот папа для него все значил», – поделилась Ольга Симонова.

Редакция Северо-Западного информационного центра «Человек и закон» будет следить за развитием этой истории.

Полина Яук, Муравленко — Ноябрьск — Санкт-Петербург

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш комментарий!
Введите Ваше имя