Корпоративные конфликты нельзя решать «руками силовиков» — российский бизнесмен

В наше время модно говорить о бизнесе. Кто-то нахваливает коммерсантов, кто-то ругает их. Так получилось, что в России до сих пор не решён один из главных вопросов, а что нам даёт этот самый бизнес, какую такую прибыль, и нет ли здесь нерешаемого противоречия между «частным» и «общим»?

Но сегодня речь не об этом. Северо-Западный информационный центр «Человек и закон» уже писал о корпоративном конфликте, который произошёл в Новосибирске. Собственники не поделили между собой активы и недвижимость. Дело движется к развязке, надеемся, что к справедливой.

Своей исповедью с нами поделился один из участников этих событий, крупный новосибирский бизнесмен Евгений Грибов. Он рассказал не столько даже о своих проблемах, сколько о «вилке взаимоотношений» между бизнесом и государством. В рамках цикла тематических бесед на нашем портале мы решили предоставить слово деловому человеку и просто интересному собеседнику. 

«Почему важно говорить о таких делах в прессе, доводить до общественности? Потому что это впрямую влияет на инвестиционную привлекательность и инвестиционный климат в России. В сегодняшних реалиях это очень актуально, потому что если не мы сами, то никто не поднимет нашу экономику. А для того, чтобы поднимать экономику, любой инвестор должен понимать гарантии, надёжность своих инвестиционных вложений, и стабильность участия в бизнесе, и понятность, прозрачность отношения государства к бизнесу.

Конечно, не очень это всё складывается хорошо, но если мы об этом не будем говорить, то мы не сможем улучшить этот инвестиционный климат и сделать более прозрачными отношения между бизнесом и государством.

Бизнесмен Евгений Грибов

О чём идёт речь? На моём примере можно проконстатировать, что при наличии корпоративного конфликта между крупными акционерами – между мной, в частности, и Одинцом (Александр Одинец — один из мажоритарных акционеров), отдельные сотрудники правоохранительных органов и прокуратуры приняли активное участие в этом корпоративном конфликте на одной из противоборствующих сторон.

К чему это привело? С одной стороны, это можно рассматривать вроде как это деятельность правоохранительных органов. Ну — да… Но если в результате этой деятельности был сохранён баланс интересов и нарушенные права потерпевшей стороны восстановлены, то да – результаты правоохранительных органов, прокуратуры, судебной системы, они реализованы в соответствии с конституцией и достигли своего эффекта.

На нашем же примере корпоративного конфликта, как раз произошло всё с точностью до наоборот. Если во время корпоративного конфликта было сложно сказать, кто из противоборствующих сторон прав, а кто виноват, то на сегодняшний день становится очевидным – по прошествии нескольких лет после окончания корпоративного конфликта и по результатам, к которым сегодня две противоборствующие стороны пришли, становится ясно и понятно, что в результате деятельности отдельных товарищей из правоохранительных органов и прокуратуры, не то, что не были восстановлены нарушенные права потерпевшей стороны, а просто был осуществлён рейдерский захват имущества одной из сторон. В частности – меня.

Значит, в результате этого корпоративного конфликта, у меня были похищены — акции, стоимость которых исчисляется сотнями миллионов рублей, у меня забрали имущество в виде девятиэтажного здания, которое мною было куплено на законных основаниях и оплачено в полном объёме. Более того, меня обвинили в том, что я не оплатил, и посадили в тюрьму, где я отбывал срок. После этого, другая сторона имела возможность, и имеет возможность, обанкротить несколько моих компаний, дополнительно получить исполнительные листы на десятки миллионов рублей. То есть, я мало того, что лишился всего, но ещё и остался должен. В то время как все преференции, которые я уже изложил – всё это оказалось на стороне противоположной – и деньги, и акции, и имущество недвижимое. Это говорит о том, что произошёл рейдерский захват, и этот захват невозможен был бы без участия отдельных сотрудников правоохранительных органов и органов прокуратуры.

Поэтому я, ещё раз возвращаясь на период конфликта, всегда говорил, что в экономических отношениях и делах в первую очередь должны решаться споры в гражданско-правовом порядке. И мы на самом деле, в течение трёх лет, отстаивая свою позицию, прошли семь судебных процессов в арбитражных судах. Мы их все выиграли. Все решения вступили в законную силу. Дважды Верховный суд вынес свой вердикт, где своим определением указал, что мы абсолютно действовали законно и сделки, которые были осуществлены, они были реализованы в рамках действующего законодательства.

Но почему-то данные решения судов, вступившие в законную силу и обязательные для исполнения всеми гражданами России, включая и представителей государственной власти, были полностью проигнорированы. В результате этого игнорирования вынесен был приговор, в результате я сегодня остался без имущества. И это, конечно, ситуация, которая требует тщательного расследования, тщательного разбора и восстановления, в данном случае, моих нарушенных прав. И именно такие действия со стороны государства и государственных органов будут повышать инвестиционную привлекательность, и будут возвращать выведенные капиталы из-за границы в нашу родную страну, которые будут вкладываться здесь и создавать – тысячи рабочих мест со всеми вытекающими последствиями.

Ещё одним достаточно ярким фактом того, что я говорю правду и основываюсь на доказательствах, является тот факт, что пока я находился в местах лишения свободы, все активные участники корпоративного конфликта на стороне Одинца среди представителей органов власти, отдельных представителей, — они все уволены. Ведь это тоже не случайно. Начальник Главного следственного управления, который первый раз предъявлял мне обвинения, — был уволен, причём уволен указом президента. Второй начальник Главного следственного управления, при котором второй раз обвинительное заключение направлялось для утверждение в прокуратуру, также был уволен, причём со скандалом. Прокурор области – уволен. Заместитель прокурора области, который утверждал обвинительное заключение в отношении меня – уволен. Председатель областного суда, которая курировала вопрос вынесения приговора, не то, что уволена с должности… на неё сейчас завели уголовное дело! Ведь можно говорить о каком-то событии как о случайном совпадении, но когда идёт тотальная чистка именно тех людей, которые участвовали, это может говорить только об одном, что моё дело – не единственное, в котором они принимали активное участие в корпоративном конфликте на одной из сторон. Это может свидетельствовать только о том, что наши сегодняшние разбирательства и то уголовное дело, которое было возобновлено в отношении Одинца, и в настоящее время Следственным комитетом ведётся расследование, это правильная диспозиция. И я думаю, что время всё расставит на свои места и справедливость должна восторжествовать.

Мы также надеемся, что многолетний корпоративный конфликт в Новосибирской области закончится, и все его стороны вместо тяжёлых судебных разбирательств получат время на развитие своих бизнес-проектов.

Редакция Северо-Западного информационного центра «Человек и закон»,  в свою очередь, как всегда будет следить за развитием событий.

Святослав Азаров, Новосибирск — Санкт-Петербург

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш комментарий!
Введите Ваше имя