«Не помню, не знаю»: полицейский рассказал в суде про «маленькие, некровоточащие ранки»

Во время судебного заседания. Фото: СЗИЦ "Человек и закон" - ЦЖР "Резонанс"

В Нижнем Новгороде продолжается судебное разбирательство по делу Вилены Ахметзяновой, обвиняемой в применении насилия в отношении сотрудника полиции линейного отдела Международного аэропорта «Стригино». Во вторник, 26 января, корреспондент СЗИЦ «Человек и закон» — ЦЖР «Резонанс» побывал на процессе, который проходит в Автозаводском районном суде.

История громкого дела

Как мы сообщали ранее, две недели назад, аналогичное заседание в Нижнем Новгороде было перенесено из-за неявки в суд потерпевшего — бывшего сотрудника линейного отдела транспортной полиции, в отношении которого, по его мнению, Ахметзянова и применила силу в дежурной части аэропорта Стригино.

В этот раз экс-полицейский всё-таки появился в суде, но более подробного рассказа о том, что произошло в аэропорту 20 июля 2019 года, все равно не получилось.

По словам Максима С., он даже не помнит, снимал Ахметзянову с борта самолёта или нет.

— Каким образом происходило снятие Ахметзяновой с самолёта? — спросил его адвокат Арсений Иванов.
— Не помню, — ответил потерпевший
— Вас она снимала при этом на видео?
— Не помню.
— В какой части самолёта она сидела?
— Не помню.

Ответы: «не помню» и «не знаю», к сожалению, были самыми распространённым со стороны сотрудника правоохранительных органов, который с сентября 2019 года работает уже в структуре ГИБДД.

На вопрос ещё одного адвоката Ахметзяновой Виктора Кудряшова, который ходатайствовал о просмотре судом относящихся к делу видеоматериалов (процесс просмотра на фото), не был ли связан переход полицейского линейного отдела в ГИБДД со скандальным случаем в аэропорту, Максим С. ответил отрицательно, объяснив, что он просто хотел «продвижения по службе».  

По мнению стороны защиты обвиняемой Ахметзяновой, это может говорить о том, что Максим С. по каким-то причинам не хочет откровенничать о произошедшем полтора года назад в Стригино. При этом мужчине не изменила память, когда его спросили о повреждениях, которые, по его словам, нанесла ему женщина летом 2019 года. Как он заявил в суде, это были «маленькие некровоточащие ранки» на шее.

«Гражданка Ахметзянова схватила меня пальцами за шею и причинила физическую боль», — отметил он.

На вопрос, почему он не обратился за помощью в медучреждение или к фельдшеру, которая находилась в аэропорту и даже заходила в дежурную часть, потерпевший снова ответил: «не помню».

В ходе судебного процесса также были допрошены Евгений Л., работавший в 2019 году официантом в одном из ресторанов нижегородского аэропорта. Молодой человек рассказал, что 19 июля Вилена Ахметзянова действительно была в их заведении и сначала даже не заплатила за заказ (сама обвиняемая это отрицает). Правда после, когда, по словам Евгения Л., Вилена перевела деньги одному из сотрудников общепита, конфликт был улажен.

«Сначала она очень громко разговаривала по телефону. Потом ушла не заплатив. Менеджер её на втором этаже догнала, и она всё-таки перевела деньги», — вспомнил он.

Другой свидетель Артём Д., который в 2019 году являлся представителем Аэрофлота и присутствовал при посадке пассажиров на рейсы, заявил, что Ахметзянова находилась «в состоянии алкогольного опьянения».

«Я тогда ей сделал замечание», — рассказал он, потом вспомнил, что после того, как девушку вывели из самолёта, им был составлен акт, подписанный командиром воздушного судна. Однако в материалах уголовного данный документ не фигурирует, что наводит на предположение, что Вилену Ахметзянову удалили с борта самолёта неправомерно.

Ещё два свидетеля, сослуживцы Максима С. по линейного отделу — Дмитрий К. и Екатерина М., поведали суду о своих воспоминаниях полуторагодичной давности.

В частности, Дмитрий К. добавил, что, по его мнению, Ахметзянова ещё и толкнула полицейского в грудь. Судья поинтересовался об этом у самого Максима С.

— Толчок был? – спросил судья.
— Не помню, — ответил полицейский.
— Толчок был? – повторил судья вопрос.
— Да, толчок был, — вдруг опомнился потерпевший.

Екатерина М. и вовсе, после серии уточняющих вопросов адвокатов, допустила, что могла лично не видеть, описываемых ею событий. Во время следствия она заявляла, что Ахметзянова ударила Максима С. в грудь, а затем ещё и схватила за шею и контакта руки последней с шеей полицейского, а сейчас уточнила, что могла узнать о деталях произошедшего только после просмотра неких видеозаписей.

16 февраля Автозаводский районный суд Нижнего Новгорода продолжит рассмотрение этого уголовного дела.

Редакция СЗИЦ «Человек и закон» — ЦЖР «Резонанс» будет следить за развитием событий.

Святослав Азаров, Нижний Новгород – Санкт-Петербург

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш комментарий!
Введите Ваше имя