«Настя погибла»: Соколов/«Мориарти» в суде «вскрыл заговор» и встал на колени

Обвиняемый в одном из самых резонансных убийств, произошедших в последние годы на территории России, историк Олег Соколов, выступил накануне в петербургском суде с последним словом. 64-летний экс-доцент СПбГУ заявил, что и Анастасия Ещенко, и он сам стали жертвами грандиозной травли и провокации. Он сообщил о том, что «Настя погибла», попросил прощения у её родственников и даже встал на колени.

«Я хочу быть наказан по справедливости – за то, что я совершал, а не за то, что мне вменили в вину СМИ. Ряд падких до сенсаций журналистов, которые сами выдумали такое преступление, которое продавалось бы как сенсация, дескать, «страшный садист», этакий «профессор Мориарти» и юная, невинная девушка, которую он убивает ради своих садистских помыслов. И этот бред, несмотря на очевидные истины, продолжают муссировать», — заявил Соколов в самом начале выступления.

По его мнению, журналисты преподносят историю однобоко, не рассказывают, например, о том, что убитая, о чём до этого неоднократно было заявлено в суде, оскорбляла детей Соколова. Не дошёл до общественности, по его словам, и факт травли петербургского историка со стороны столичного публициста Евгения Понасенкова. Последнего Соколов по традиции обвинил во всех произошедших бедах, а также — заинтересованности в уничтожении имени петербургского доцента-наполеониста.

Рассказывая об отношениях с Анастасией Ещенко, Соколов признался, что за некоторое время до потрясшей всех трагедии между ними произошёл разрыв, так как девушка якобы изменяла ему с человеком, которого разыскивал Интерпол.

«И она, утратив все чувства ко мне, тем не менее, не ушла, а осталась, но исключительно из корыстных побуждений – квартира в Петербурге, диссертация, карьера… Пятнадцать месяцев с начала её измены, она изводила меня дикими сценами, оскорбляя меня и моих маленьких детей», — сообщил обвиняемый.

Он предположил, что в московский архив, за день до убийства, Ещенко ездила тоже не просто так, а для того, чтобы встретиться в столице с его «недругами». «С 13:20 до 16:40 она отключает телефон. Полагаю, что в Москву Анастасия ездила для встречи с человеком или людьми, которые в начале сентября вступили в плотный контакт, с целью добиться жестокого удара по мне. Был ли это любовник? Возможно. Но не страсть она ездила удовлетворять. Полагаю, что мои враги обещали ей в Москве карьеру и ещё бог знает что», — сказал он в зале суда.

По мнению Соколова, именно в Москве некие «враги» потребовали от его сожительницы, чтобы она спровоцировала его на побои. «А дальше – синяк под глазом, моё исключение из университета, моё полное уничтожение как личности. В этом был заинтересован только один человек – гражданин Понасенков. Недаром его адвокат за некоторое время до трагедии, выходя из здания суда, где слушалось дело по моему гражданскому иску, сказал: «Пусть Олег Валерьевич готовится к большим сюрпризам». «Сюрпризом» для меня должна была стать Анастасия, ставшая оружием в руках этих людей, а точнее – нелюдей», — подчеркнул историк, оказавшийся на скамье подсудимых.

Он заявил, что Анастасия не выдержала травли, а также собственной амбициозности.   

«Понимаю, что после измены Анастасия была со мной только ради материального удобства и карьеры. Карьера и работа в престижном научном учреждении стала для неё в это время просто навязчивой идеей, ради которой она могла сделать всё что угодно. И пообещав, видимо, эти «золотые горы» «нелюди» направили её на меня как управляемый снаряд», — заявил он, поклявшись «наполеоновской эпохой» и «рыцарством», что до того рокового дня он ни разу её не ударил.

«Настя погибла. Моя жизнь полностью погублена, больше нет той жизни – научной, общественной. Моей жизни больше нет как таковой. Сразу после гибели Анастасии я хотел умереть, но уйти из жизни достойно, попрощавшись с детьми, родителями, друзьями, сделав завещание. Почему я пытался на время сокрыть содеянное? Да, это конечно, определённый испуг, но у меня было желание уйти достойно», — рассказал Соколов.

В самом конце своего выступления он попросил прощения у матери убитой девушки, сказав, что ничего больше не боится, не считает себя трусом и даже встал на колени.

Как сообщал ранее СЗИЦ «Человек и закон», прокурор запросил в отношении обвиняемого в убийстве 15 лет колонии строгого режима.

Добавим, что в Петербурге появились активисты, требующие, чтобы Соколова осудили на пожизненное заключение. 

Святослав Азаров

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш комментарий!
Введите Ваше имя