Министра сняли из-за провала мусорной реформы – депутат Тихонова

Депутат Заксобрания Санкт-Петербурга Надежда Тихонова

В понедельник, 9 ноября, президент РФ Владимир Путин сделал перестановки в правительстве, в том числе освободив от должности министра природных ресурсов и экологии Дмитрия Кобылкина, которого многие называли ответственным за проведение в стране мусорной реформы. Надежда Тихонова, член постоянной комиссии по экологии и природопользованию Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, рассказала СЗИЦ «Человек и Закон» удалось ли за эти годы сдвинуть с мёртвой точки «мусорные горы».

— Надежда Геннадьевна, можно ли сегодня говорить о том, что мусорная реформа не оправдала надежд?

— На мой взгляд, мы наблюдаем провал мусорной реформы, который диагностируется по всей стране. В трёх федеральных городах (Москва, Санкт-Петербург и Севастополь) до сих пор нет понимания, как её реализовывать. Регионы не готовы, дана отсрочка. Я думаю, что это тоже, в том числе послужило причиной отставки министра природных ресурсов.

— В чём именно, на ваш взгляд, кроется провал реформы?

— Посмотрите, только в начале июля нынешнего года были выделены бюджетные деньги на создание программы по обращению с ТКО, что требует 89-ФЗ (Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» от 24.06.1998 — ред.). На мой взгляд, этим всё сказано.

— Много лет экологи бьют тревогу и требуют ввести по всей стране раздельный сбор. Чего мы в итоге добились?

— У нас ничего не сдвинулось за это время. Ведь решение о том, как перерабатывать отходы, отдано только лишь региональному оператору. Сколько бы мы на уровне Заксобрания ни пытались продвинуть закон, чтобы горожане начали хотя бы на две фракции разделять мусор, к сожалению, всё остаётся на том же уровне. Правительство отвечает, что когда будет региональный оператор, то он всем этим и займётся. На мой взгляд, неплохо бы сначала отделить пищевое от непищевого, чтобы у нас выходило качественное сырье, чтобы можно было использовать отходы, а не просто «зарывать грунтом» Новосёлки.

— Во многих российских регионах уже есть региональные операторы, которые устанавливают свои тарифы. Не приведёт ли это, на ваш взгляд, к завышенным ценам на вывоз мусора?

— Мы действительно создаём еще одного глобальнейшего монополиста, которому нужно как обычно перевозить кубометры воздуха и дальше кидать мусор в топку. В России и у нас в Петербурге есть много частных предпринимателей, которые специализируются на сортировке и переработке отходов. Если мы возьмем частные управляющие компании — в основном у всех есть раздельный сбор. Потому что они понимают, что этим экономят на вывозе. Люди с удовольствием сортируют мусор, зная, что они делают свой двор, свою планету лучше и чище. Предприниматели ставят такие контейнеры бесплатно, они и вывозят этот раздельный сбор, перерабатывают и зарабатывают на вторичном сырье. И это правильный путь. Монополист же не даст таким частным компаниям завладеть этими ресурсами. Вот у нас посчитали, что в среднем в год человек производит 381 кг отходов. Но одни семьи скидывают всё в один бачок, а другие — разделяют. «Морфологию», анализ этого бачка с мусором никто не производил. Просто взяли и усреднили. Откуда взяли эти цифры? Перевозчики сказали, какой объем перевозят, поделили на население. Но они заинтересованы в объеме, который перевозят. Это неправильный подход.

— Как сейчас в Петербурге обстоит дело с утилизацией медицинских отходов и ликвидацией свалок строительного мусора? Ведь в Ленобласти экологи периодически находят такие свалки.

— Медицинские отходы — это большая проблема. Пока у нас каждая больница будет самостоятельно заключать договор с непонятными организациями, порядка не будет. А ведь контроль должен быть жёсткий, особенно в период эпидемии. И надо сказать, что сегодня этот вопрос снова обострился.

Что касается незаконных свалок строительного мусора, в этом году у нас в бюджете выделено 1,3 млрд. рублей на их ликвидацию в черте города. Вот так пять лет по миллиарду, и мы бы уже построили хороший завод по переработке отходов.

— Как на ваш взгляд можно решить эту проблему?

— Нужно не копить мусор, а двигаться согласно стратегии – ноль захоронения, максимум переработки и разделения. Нужно разделять и зарабатывать на вторичном сырье, надо дать возможность роста конкуренции. Ведь именно от конкуренции зависит качество услуг и в конечном итоге – их стоимость. Здесь нет ничего нового. Возьмите любую европейскую страну – для них сжигание давным-давно неприемлемо. У меня есть законодательная инициатива – отказаться от пластика, который не перерабатывается. А пока мы производим мусор, но ничего не делаем, чтобы его было меньше.

Ольга Махлевская

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш комментарий!
Введите Ваше имя