Курск криминальный: игры в монополию, преступное сообщество и местная «крыша»

Чем уникальнее бизнес, тем больше прибыли. Когда у предпринимателя нет возможности создать естественную монополию, приходится создавать искусственную.

В Курске есть несколько организаций, которые обслуживают лифты. На первый взгляд они  разные, но если присмотреться не оставляет ощущение, что предприятия аффилированные. Выходит, такой бизнес в Курске «занят», попытка войти в него может стать опасной. Николай Волобуев в этом бизнесе оказался новичком, решил рискнуть – создать свою фирму.

Итог: возбуждение уголовного дела,  1,5 года в СИЗО, а также обвинение в руководстве преступным сообществом.

Наталья Волобуева, жена Николая Волобуева

«Николай хотел создать организацию совместно с Карачаровским лифтовым заводом по поставке в город Курск лифтов» — Наталья, жена Николая Волобуева

По мнению Натальи, успеха мужа не пришлось бы долго ждать, Николай опытный бизнесмен. Конкуренты-монополисты это понимали, были по уши в долгах, поэтому предложили сотрудничество. Как говорится, «держи врага при себе»:

«К нему подошёл знакомый и сказал, что есть люди, которые занимаются уже лифтовым бизнесом и хотят с ним пообщаться. У них произошла встреча, и они предложили Николаю не создавать новую фирму, не работать с этим заводом, а со своими связями работать с ними, потому что у них уже бизнес налажен, у них есть достаточное количество специалистов в этой области. Ну, так будет проще всем» — Наталья Волобуева

Сотрудничество обещало быть взаимовыгодным: Николай привлекает новых клиентов, помогает выбраться из долгов, за это его вводят в состав учредителей.

Николай выполнил свои обязательства, заключил договоры с новыми фирмами, и вернул доверие старых:

«Польза естественно была на первом этапе то, что ряд заказчиков, которые были не у нас, потом они стали работать с нами» — Иван Гуляев, директор ООО «Спецлифтремонт»

После этого его уволили.

«Было достаточное количество договоров заключено. Можно сказать, что это основной, наверное, комплекс жилых домов многоэтажных, которые вообще у нас в Курске есть. Т.е. все эти лифты были уже на обслуживании у Гуляева И.Н., поэтому услуги моего мужа, наверное, были уже не нужны» — вспоминает Наталья Волобуева

Дивиденды от прибыли Волобуев тоже не получал. Оказалось, его ввели учредителем в одну фирму, а договоры заключали на другую.

Вернуться в лифтовой бизнес самостоятельно Николай решил спустя год. По словам его супруги, когда появились первые договоры, тогда и первые проблемы:

«Когда он начал заключать договора ему стали поступать угрозы от сотрудников правоохранительных органов, в частности от оперативных сотрудников МВД, чтобы  он не лез в бизнес Гуляева, потому что Гуляев был можно сказать монополистом в этом бизнесе. Управляющие компании, которые переходили в организацию к Николаю уходили из организации Гуляева И.Н» — Наталья Волобуева

Николай не послушал. В день заключения очередного договора его задержали, а через какое-то время обвинили в мошенничестве.

Сейчас следствие пытается доказать, что он похитил около 97 миллионов рублей у компании, в которую его когда-то позвали работать. Лично с Николаем поговорить не удалось, его позицию озвучивает жена:

«Мой супруг не имел доступа к финансово-хозяйственной документации, и вообще не занимался финансовыми вопросами этой организации, соответственно денежные средства он похищать оттуда не мог» — Наталья Волобуева

По мнению следствия, мошенничество заключалось вот в чём: компания «КОМПЛЕКС-ЛИФТ», в которой работал Волобуев Николай, заключала договоры с управляющими компаниями на обслуживание лифтов. Значительная часть денег от этих договоров обналичивалась. Следствие считает, что Волобуев Николай обналичивал деньги для личных целей, а также передавал их на нужды преступного сообщества, которое, по мнению следствия, возглавлял его брат  — Дмитрий Волобуев. Всего обналичено было порядка 97 миллионов рублей.

Волобуев пытается доказать обратное.

Из заявления начальнику УМВД России по Курской области от обвиняемого Волобуева Николая:

«Указанные денежные средства были израсходованы по указанию фактического собственника ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ» Гуляева И.Н. на приобретение расходных материалов для выполнения ремонтных работ и выплаты неофициальной «серой» заработной платы работникам ООО «Спецлифтремонт» (где Гуляев И.Н. является директором и одним из учредителей)»

Компания «Спецлифтремонт» работала на субподряде у «КОМПЛЕКС-ЛИФТА». Николай утверждает, что по документам это разные организации, на деле у них один и тот же руководитель. Разница лишь в системе налогообложения и в том, что все сотрудники, которые обслуживали лифты, числились в «Спецлифтремонте». Деньги действительно обналичивались, но шли на серую зарплату сотрудникам и на неофициальные дивиденды учредителям.

Директор «Спецлифтремонта» Иван Николаевич Гуляев не согласен, говорит, что в его компании всё было официально:

«Где я был директором, в «Спецлифтремонт», налоги платились все. Она [организация] работала на упрощённой системе налогообложения»

Мы поговорили с бывшими работниками «Спецлифтремонта». Они подтверждают – неофициальная зарплата была:

Башкеев Юрий Петрович, бывший сотрудник ООО «Спецлифтремонт», водитель аварийной службы

 Ю.Б: На карточку шло я знаю, и доплачивали нам.

Корр.:  И кто доплачивал?

Ю.Б: А кто его знает, нам приносил Руслан. А кто доплачивал…контора наверно.

Виктор Панюков, бывший сотрудник ООО «Спецлифтремонт», водитель

Корр.:  Кто платил серую зарплату, и как долго?

В.П: Ну, где-то год и два месяца. Около этого. Приносил и отдавал постоянно под роспись Брусенцов Руслан, чёрную зарплату.

Червяков Юрий Андреевич, бывший сотрудник ООО «Спецлифтремонт», прораб

«Оклад они нам оставили чистый, ну как, «белая» зарплата и «чёрная» существует, по-моему, а премию они нам перевели как чёрную заработную плату» 

Бывший директор ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ» Евгений Старосельцев, подтверждает – обналичка была, неофициальная зарплата тоже:

Старосельцев Евгений, бывший директор ООО «КОМПЛЕКС-ЛИФТ»

«Зарплата чёрная выдавалась в конвертах. Это выдавал Крюков, он работал в «Спецлифтремонте» он всем этим занимался, этой обналичкой»

«Насколько мне известно, денежные средства, которые обналичивались организацией «КЛ» шли на финансово-хозяств расходы этого предприятия. В этой организации не были проведены инженеры, механики, которые обслуживали лифты. Не были проведены работники, которые занимались уборкой лифтов, ну т.е. эти работники или вообще неофициально работали, или некоторые, кто проведен был в «Спецлифтремонте», помимо официальной Заработной платы получали премию в конверте – неофициальную заработную плату, когда работал Николай также получал и он» — Наталья Волобуева

Если обналиченные деньги всё-таки уходили на чёрную зарплату, то о каких похищенных миллионах идёт речь?

Изначально учредители «Спецлифтремонта» пригласили работать Волобуева для того, чтобы пополнить базу заказчиков:

Корр.: А какая роль предназначалась Николаю в совместном бизнесе? Какую пользу он принесет?

Иван Гуляев: Пользу тем, что расширится клиентская база, которую мы имели до того.

Корр.: А смог он расширить?

Иван Гуляев: Ну да, смог, конечно.

Корр.:  А было такое, чтобы вам навязывали какие-то договоры? 

Иван Гуляев: Нет, такого не было.

Корр.: Какие-то не выгодные, обременительные?

Иван Гуляев: Они все были выгодные, поэтому никто от заказов не отказывался.

Выходит всех всё устраивало. До тех пор, пока Николай не решил открыть свою фирму и не заключил первые контракты. В конце концов, почему обвинения появились лишь после основания Волобуевым собственного бизнеса?

Галина Рыльская, мать Николая Волобуева

«Почему не учредительских собраний ничего никогда не было? И вдруг сейчас выявляется, что больше 96 миллионов было украдено денег» — Галина Рыльская, мать Николая Волобуева

По мнению Галины Рыльской, уголовное дело вокруг её сыновей развернулось по разным причинам: Дмитрий, который имел свою долю в бизнесе и помогал решать проблемы с долгами, больше был не нужен, мол, лифтовой бизнес под свою эгиду взяли правоохранители. Николая арестовали, потому что он решил открыть собственную фирму. «Старожилы» лифтового бизнеса в Курске терпеть конкуренцию не стали. Преступное сообщество, организация которого вменяется сыновьям, надолго упрячет их за решётку:

Галина Рыльская, мать Николая Волобуева

Галина Рыльская: Вот здесь и пошли угрозы. Угрозы пошли именно с правоохранительных органов. Не только Николаю угрожали, но они и ходили туда к заказчикам, и им угрожали, чтобы они не перезаключали с ним договора. К Николаю приходили 2 человека, к нам в офис, и они с ним вели беседу.

Корр.: В форме полицейской?

Г.И.: Нет. В гражданке приходили.

Корр.: Но Вы знаете, что они полицейские?

Г.И.: Знаю. Их знают в лицо и кто они знают. Конечно. Но они и представились, они предоставили удостоверения.

Корр.: А что они сказали?

Г.И.: А они сказали, чтобы он не лез в этот бизнес. А он говорит: почему? У меня бизнес, мне надо кормить детей.

Странными кажутся не только подобные разговоры со стороны полицейских — к ним мы вернёмся позже, но и то, что правоохранители просто поверили руководству лифтовых организаций. Ведь их выгода очевидна, конкурент оказался за решёткой — к ним вернулись контракты и доли в фирмах.

У Николая Волобуева не было права подписи. Так называемые «левые» акты выполненных работ подписывали директора «КОМПЛЕКС-ЛИФТА» и » Спецлифтремонта»:

Иван Гуляев: Подписывали естественно директора. Я и…  Ну у нас мало там сумм проходило, в основном  это проходили по «КОМПЛЕКС-ЛИФТУ» договора.

Корр.: Вы подписывали такие договоры, по которым вы не выполняли работы, но акты закрывали?

И.Н.: Ну да, подписывались. 

Компания «Спецлифтремонт» работала на упрощённой системе налогообложения. Очевидно «липовые» акты выполненных работ подписывались для того, чтобы увеличить расходы и понизить доходы компании, это позволяло уплачивать минимальный размер налога от суммы дохода — 1%.

Неофициальная заработная плата сотрудников тоже позволяла уходить от налогов, и серьёзно экономить деньги компании. При зарплате сотрудника 23.000 тысячи, работодатель платит примерно 48% налогов, за год это 132.480 тысяч рублей.  Неофициальная зарплата и неофициальные работники, позволяют избежать расходов на эти налогов.

Выходит, директор и учредитель компании не просто был в курсе ухода от налогов, но и лично участвовал в нём. При этом на скамье подсудимых почему-то только Николай, его брат и  те, кто оформлял финансовые документы.

Кто действительно был заинтересован в том, чтобы отправить Николая Волобуева за решётку? Есть ли «крыша» у Курского бизнеса среди правоохранителей? Преступное сообщество, угрозы и вымогательства в чём ещё обвиняют курского бизнесмена? Смотрите в следующей части специального репортажа.

Мария Павлова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Введите Ваш комментарий!
Введите Ваше имя